Шерстюк Михаил 33-й км

  Вход на форум   логин       пароль   Забыли пароль? Регистрация
On-line:    

Раздел: 
Земля наших предков (Полесье в междуречье Десны и Сожа) / Вахта памяти / Шерстюк Михаил 33-й км

Страницы: << Prev 1 2 3 4 5  ...... 24 25 26 27  ответить новая тема

Автор Сообщение

Участники
Группа: Участники
Сообщений: 277
Добавлено: 31-07-2013 18:03
Дорогие земляки,
сообщаю последние новости.
Удалось решить следующие вопросы:

1. Получить разрешение на перезахоронение обоих погибших железнодорожников. Для переноса праха моего брата требовалось представить ряд документов. Самым проблемным было доказать, что я, Шерстюк Александр Александрович, являюсь братом погибшего Шерстюка Михаила Александровича. Дело в том, что загсовских записей на Михаила в архивах не сохранилось. А сельсовет на просьбу дать мне справку о близком родстве ответил: знаем всю вашу семью, знаем, что Вы брат, но справку выдать можем только на основании документов. Вам надо доказывать родство через суд с привлечением свидетелей. (Здесь надо уточнить: в суд я могу подавать только по адресу моего проживания, то есть в Москве, а не в Унече или Стародубе. Везти сюда свидетелей. Да и есть ли они? Мишиным ровесникам, если они ещё живы, сейчас по 90 лет.) Но здесь меня выручили наши известные земляки историки Чеплянская Е.А. и Ющенко Н.Е. Они нашли в Стародубском архиве похозяйственную книгу по с. Пятовск за 1944 г., где описана вся наша семья, включая уже погибшего к тому времени Мишу (но о гибели семья ещё не знала). К счастью, этот документ, в соединении с моей метрикой, где всё совпало (ФИО родителей, село, год рождения), был принят как доказательство прокуратурой Ахтубинска.

2. Для переноса праха брата мне было предложено заключить договор с предприятием ритуальных услуг и оплатить работы. Я ответил руководству Ахтубинска, что череп моего брата, погибшего на вашей земле, в нынешних рыночных условиях я могу выкупить, но что будет со вторым погибшим, которого выкопаем? Ведь родственников его найти не удаётся, выкупить его прах некому – так и закопаем обратно? Прошу ответить оперативно. Через день получаю по электронке стремительный ответ: «Деньги на перезахоронение будем планировать в бюджете на 2014 год». Подпись: глава администрации БРАТУСЕВ. Ну, это уже совсем другие пироги. Братусев, у тебя хорошая фамилия, в литературе её называют говорящей, подходит.

3. Параллельно шёл диалог с РЖД – известным магнатом и сподвижником религиозных чудес Якуниным. Долго я к нему не мог прорваться, четыре раза записывался на приём, потом его вышибалы отфутболили меня на Московскую жд, а оттуда звонок рассказал, что у них нет денег даже на 100 г гвоздей… Тут я вскипел и написал гневное Открытое письмо Якунину, разослал его, помимо адресата, по 80 адресам, в некоторые центральные СМИ, Госдуму, Зюганову, оно появилось в социальных сетях, на ряде ЖЖ (почитать можно, например, на моей странице стихи.ру александр шерстюк). Было это 22+ июня. Через месяц звонок: мы РЖД - сколько вам надо денег? Я не был готов к такому замечательному вопросу, поэтому вмиг, за секунду, как Шура Балаганов, прикинул остальные расходы и назвал сумму, только без копеек. На следующий день звонок: «УТВЕРЖДЕНО». Как там в народе говорят: не было ни гроша, да вдруг алтын...
Один товарищ мне сказал, ознакомившись с первым вариантом Открытого письма: «Неконструктивно, печатать нельзя». Я понял, что вариант надо усилить сарказмом и потом подавать людям. Чтобы било не в бровь, а в глаз. Сделал. Подал. Сегодня ясно, что поступил я правильно, называется это «шоковая терапия». Действовал не по партийному словоблудию, когда в «неконструктивности» обвиняли всё, что начальству было неугодно, а по старинному присловью: делай что должно – и будь что будет.

4. 16-22 июля съездил в Верхний, Средний и Нижний Баскунчак, Ахтубинск, бродил по степи, побывал на кладбище, переспал ночь в воронке от бомбы (там их сотни), нашёл осколок на память, встретился с местными поисковиками. Выпивали. Катались по кладбищам и достопримечательностям. Пожал руку Братусеву, договорились, что перезахоронение проведём до 9 мая, во второй половине апреля, когда сойдёт снег и земля будет мягкая.

5. Из архива ФАЖТ выгнали Валитову, о которой я уже писал. За полгода обещаний даже не подготовила заявок на мой поиск. Теперь отправлены заявки на поиск архивов ВЭО-130 (сформировано в Ахтубе 15.09.1942, там должны быть оба погибшие; тогда бы мы установили точную дату гибели и место, откуда прибыл Гончаров) и ВЭО-37 (предположительно, Миша в битве за Москву служил в нём, так как ВЭО-37 было сформировано из эвакуированных с Белорусской жд, к которой тогда относилась Унеча). Но ответы идут отрицательные.


Участники
Группа: Участники
Сообщений: 277
Добавлено: 28-10-2013 09:22
Из Унечи мне сообщили, что мемориал в депо обновлён, памятные доски сделаны заново, на них появилась фамилия моего брата Шерстюк М.А. Своё слово руководитель городской администрации Постоялко А.В. сдержал.
Одно досадно: у многих фамилий на мемориале как не было инициалов (или были не полностью), так и осталось. Неужели Унеча, написав НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО, на самом деле не помнит и не желает вспомнить имена-отчества павших на войне своих земляков, ведь потомки есть, живут!


Участники
Группа: Участники
Сообщений: 824
Добавлено: 28-10-2013 13:15
Неужели Унеча, написав НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО, на самом деле не помнит и не желает вспомнить имена-отчества павших на войне своих земляков, ведь потомки есть, живут!

Ув. asveritas, как верно подметил один мой хороший друг:"К сожалению, дело не столько в чиновниках, сколько в отношении родственников и односельчан к памяти дедов и земляков." А что с перезахоронением?

Участники
Группа: Участники
Сообщений: 1644
Добавлено: 28-10-2013 16:11
Спасибо за информацию,Александр Александрович!!!! Уже хоть на табличке Миша появился----уже хорошо. 40 лет искали(прям Моисей вспомнился) ведь не зря!!!!

Участники
Группа: Администраторы
Сообщений: 5211
Добавлено: 28-10-2013 21:10
Из Унечи мне сообщили, что мемориал в депо обновлён, памятные доски сделаны заново, на них появилась фамилия моего брата Шерстюк М.А. Своё слово руководитель городской администрации Постоялко А.В. сдержал.
Одно досадно: у многих фамилий на мемориале как не было инициалов (или были не полностью), так и осталось. Неужели Унеча, написав НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО, на самом деле не помнит и не желает вспомнить имена-отчества павших на войне своих земляков, ведь потомки есть, живут!

asveritas, поздравляю Вас лично и всех тех участников форума (и тех добровольных помощников, оставшихся за его кулисами), которые принимали участие в поисках Шерстюка М. А., с этой нашей общей маленькой Победой - имя Вашего брата появилось на мемориальной доске памятника воинам-вагонникам в Унече. Это несомненный успех.
Ну а что касается недоработки организаторов смены мемориальных досок, то почему бы не попробовать общими усилиями помочь им устранить имеющиеся пробелы в инициалах? Но это уже, наверно, другая и достаточно большая тема, как Вы думаете?

Участники
Группа: Участники
Сообщений: 277
Добавлено: 28-11-2013 10:29
Yasaul, отвечаю о перехоронении.
Намечено, совместно в властью Ахтубинского района, провести по весне, когда стает снег и земля подсохнет, но будет мягкой, - во второй половине апреля 2014. Будут перезахоронены оба железнодорожника: Гончаров А.А. и Шерстюк М.А., но в разные места. Гончаров А.А., родственники которого не найдены (хотя поиск продолжается, заявлен в разные места, в т.ч. в газету "Гудок"), будет перенесён из степи в посёлок В.Баскунчак, а мой брат - на родину, в с. Пятовск Стародубского района.
Для поиска инициалов железнодорожников-вагонников (см. выше мемориальные доски в вагонном депо Унечи) отправлено открытое письмо главе Унечи Постоялко А.В. и в "Унечскую газету", где предложено подойти к этой проблеме системно, план в письме излагается. Силы участников нашего форума тоже могут внести полезный вклад. Эта тема: "Унеча. Погибшие воины-вагонники. Забытые имена" открыта на нашем форуме.

Участники
Группа: Участники
Сообщений: 277
Добавлено: 25-01-2015 11:07
Пришла пора сообщить об итоговых результатах поиска.

20 июня 2014, накануне дня памяти о войне, состоялось вскрытие захоронений, найденных на заброшенном степном кладбище вблизи разъезда 33 км в Астраханской области. Вскрытие было официальным, под руководством комиссии от Ахтубинских властей, с моим участием. Среди присутствующих были: члены комиссии, представители полиции, прокуратуры, духовенства, санэпиднадзора, могильщики из фирмы ритуальных услуг, корреспондент местной газеты, а ещё историк Опалев М.Н., всего 17 человек. Все приехали на кладбище из Ахтубинска, районного центра, и только двое – я и Опалев, добрались с другой стороны, из В.Баскунчака, железнодорожного посёлка, где я остановился в гостинице. Максим Николаевич был приглашён мной, в поиске он сыграл важнейшую роль, найдя в архиве Волгограда самый главный документ – о гибели железнодорожников, на запросы о котором я получал от архива отказы. Он приехал поездом накануне в полвторого ночи, я его встретил, и мы кемарили до утра в паршивенькой гостинице на одной койке, валетом.

Ранее на этом мусульманском кладбище, где все могилы оформлены только камнем, были обнаружены два деревянных столбика-обелиска, один из них стоял вертикально вкопанный в землю, второй, подгнивший в земле и рухнувший, валялся на груде кирпича от ограждения полуразвалившейся соседней казахской могилы с датой 1959, но точное место установки этого столбика было неизвестно и ещё предстояло найти.

Первая задачка, которую надо было решить, это – в какую сторону от стоящего столбика копать. Дело в том, что могильных холмиков в качестве ориентиров не было, и это объясняется очень просто: погибших похоронили без гробов (от моего брата вообще была найдена после прямого попадания бомбы одна голова и рука), холмики если и были, то изначально совсем малые, а потом за многие годы земля осела так, что уравнялась с общей поверхностью. Значит, надо было копать просто от уцелевшего столбика. Понятно, что по линии восток-запад, но, опять же, в какую сторону? Ведь кладбище, пусть оно маленькое, всего полтора десятка могил, пусть заброшенное и на ряде могил холмики почти сравнялись с землёй, но часть уцелели, уцелели и оградки. Однако следовало учесть одну характерную особенность. На мусульманских кладбищах памятники стоят с западной стороны от могил, в изголовье погребённых, а на христианских, мы знаем, ставят – с восточной, в ногах. Как похоронили погибших русских железнодорожников? Находясь под влиянием соседних мусульманских могил, чтоб не нарушать общий порядок, столбики могли поставить в изголовьях покойников. Или всё-таки поступили по-христианскому обычаю – в ногах? Решено было копать по-христиански – от столбика на запад.

Прокопали на глубину примерно метр и остановились – стало ясно, что могила не здесь. Съём грунта, а это была глина, показал, что имеем дело с целиной – состав слоёв был гомогенный, то есть однородный, не нарушен, как это обязательно оказалось бы, если бы здесь была могила.

Могильщики уже начали было копать в другую сторону от уцелевшего столбика – на восток, но тут вмешалось начальство (казах): прекратить. Мол, здесь раскоп пойдёт впритирку к казахской могиле, а вдруг к ней сделано подзахоронение родственника, потревожим прах, без разрешения родни покойника это делать нельзя, может быть межнациональный конфликт… В общем, понёс ахинею, в основу которого изначально было положено ничем не обоснованное предположение, ведь никаких признаков подзахоронения (холмик, ограждение) не было. Я пытался возразить, но здесь на помощь моему оппоненту пришёл… огонь. По степи километровой лавиной двигался пожар, горела сухая трава, и огонь шёл как раз на кладбище. Работы срочно были свёрнуты, все погрузились в ожидавший транспорт – автобус и несколько автомашин – и уехали. Мне сказали, что акт комиссия оформит и пришлёт.

Уж не подожгли ли степь, рассчитав направление ветра, эти коварные восточные люди, мелькнула мысль. Ведь они долго сопротивлялись, не хотели назначать комиссию. Однако решение было принято не ими, а годом ранее прежним главой администрации – русским с хорошей говорящей фамилией Братусев, очень тепло встретившим меня, когда я к нему приезжал в июле 2013. Но вот беда, Геннадий Иванович через несколько месяцев скончался. А новый глава администрации, казах Нарузбаев, стал волынить, дескать, мы не поисковики, вот пусть сначала они найдут кости и их идентифицируют, тогда включимся и мы… Но я был настойчив, все требуемые документы подготовил, решение его предшественника было у меня на руках, и есть юридическое понятие: преемственность власти. Пришлось даже пригрозить, что кладбище является неучтённым, а этого быть не должно, это грубейшее нарушение федерального Закона о захоронениях, это ваше упущение, упущение властей – отсутствие на кладбище документации и перечня захоронений; придётся, видимо, сообщить прокуратуре и выше, выбора у меня не остаётся... Кстати, об этом казахе-градоначальнике мне местные ещё в начале апреля, когда я ездил на съёмки фильма о Мише, рассказали, что он является владельцем сети магазинов, жульничает, из области нагрянула проверка, все его бухгалтерские компьютеры арестованы. Но уточнили: «Уже не первый раз. Откупится! Они специально его трясут, чтобы поживиться». Откупился он или что, не знаю, но в июне всё ещё сидел в своём кресле

Но фантазию о специальном поджоге степи следует принимать как «шутку юмора». И это стало очевидным, когда, возвращаясь с кладбища, я увидел весь Верхний Баскунчак в окружении дыма и гари. Степь горела и здесь. На мосту – переходе от вокзала через железную дорогу стояла девушка в форме с рупором в руках. Она наблюдала за пожаром и сообщала диспетчеру информацию. На мой вопрос ответила, что, как же, на путях стоят цистерны с горючим, их надо увести от огня, от возможных искр, носимых ветром.

Это был не поджог, это, позвольте мне взгляд художника, пожар войны метафизически, через многие годы, аукнулся пожаром в этих степях, приближаясь к рельсам, – когда я включил тему войны в повестку дня. Будто Кто-то, с большой буквы, предупредил свыше: «Не трогайте прах убитых!» Но я этому не внял.

Переночевав в гостинице, я решил, что уезжать домой с таким результатом негоже. Надо попытаться самому раскопать могилу! Добыл у местных жителей штыковую лопату, рукавицы (чтоб уберечь руки от кровавых мозолей), взял 5 л воды (в эти дни стояла 40-градусная жара, без воды пропадёшь) и пешим ходом и на попутках двинулся в степь. Добравшись до кладбища, начал копать. Кладбище было чёрным, обгорелым. Подобрал ежа, мёртвого, иголки на кончиках запеклись, но на шкуре держались прочно. Ёжика этого потом привёз домой, а также найденный мел и осколки бомб.

Вопроса о том, что копать самостоятельно – это незаконно, не стояло. Если откопаю, сложу останки в пакеты и отвезу в администрацию: вот, я сделал то, что вы не захотели делать. Теперь давайте решать, что дальше. Все этапы работ фотографировал.

Копал в противоположную от столбика сторону – на восток. Вскоре обнаружил основание второго столбика, оно было, я замерил рулеткой, ровно в двух метрах от первого. Итак, оба захоронения находились не рядышком, плечо в плечо, слева-справа друг от друга, а вытянуты в одну цепочку. Следовательно, решил я, между двумя столбиками обязательно должны находиться останки, как ни хорони и как ни устанавливай памятные столбики – в ногах, по-христиански, или в изголовье, по-мусульмански.

Скоро стало очевидно, что я действительно копаю по могиле. Слои глины были с вкраплениями разных оттенков, в том числе чёрными (остатки попавшего при засыпке могилы верхнего почвенного слоя). А кое-где виднелся мел. Как он сюда попал, стало ясно, когда я обнаружил куски мела в основаниях обоих столбиков. Надо полагать, что мел был взят поездной бригадой для того, чтобы написать фамилии на дощечках, прибитых к столбикам. Это может показаться смешным ввиду недолговечности таких надписей, которые наверняка были смыты первыми же дождями. Но, с другой стороны, чем ещё было писать? Мел у железнодорожников – повседневный материал, им писали реквизиты на вагонах, помню и по моему послевоенному детству, когда мы жили в рабочем ж.д. посёлке Рассуха, вижу и теперь. Даже когда я шагал к кладбищу и переходил через ж.д. пути, как раз в этом месте работала бригада путейцев-ремонтников, и их бригадир мелом рисовал на рельсах крестики, после замера приборами обозначая места, где надо было рельсы выровнять, дренажируя щебёнку пневматическими молотками, подсыпая и уплотняя трамбовками.

(Сразу подумалось: а как бы поступил в этих условиях я, хороня товарищей? Толщина дощечек была ровно сантиметр. Хотя таблички не уцелели, но я замерил оставшиеся пеньки гвоздей. Пожалуй, я бы взял гвоздь и, ударяя молотком, ямками-точками набил буквы фамилий. Времени заняло бы несколько больше, но и послужила бы такая надпись не в пример дольше. Впрочем, они, члены поездной бригады, товарищи по службе, могли рассуждать по-иному: вот вернёмся из рейса в свой Верхний Баскунчак (а кладбище примерно в 12 км от депо) и, глядишь, выберем момент и перезахороним более достойно, на русском кладбище. Как знать!)

Копал я три дня. Так долго потому, что много времени забирала дорога туда и обратно, работа приходилась на середину дня, была изнуряющая жара, от солнца спастись было невозможно даже в минуты отдыха, там ведь нет ни кустика, пот тёк ручьями, через каждые минут десять-пятнадцать приходилось останавливать лопату, выкарабкиваться и отдыхать, глотать воду. Еды почти никакой. Горячих обедов, ясное дело, никто не привозил. Паёк был скудный, но в нём были шмат сала и хлеб. Ещё по детству я помнил, что на тяжёлых работах в жару, а мы резали торф, сало идёт очень хорошо, правда, немного закручивает желудок. Там, на торфоразработках – тяжёлые земляные работы, а здесь тоже – грунт твёрдый, руками не возьмёшь, надо было давить штык лопаты ногой. Углубляясь до полутора-двух метров, грунт уже приходилось выбрасывать над головой, и он частично осыпался обратно, летел в глаза, и это тоже не радовало.

Но главное не это. Главное – ничего не находилось. Никаких останков, никаких костей или хотя бы гвоздя от ботинка. И это при уверенности, что копаю я правильно, здесь была могила! Правда, я углубился на 2 м только на квадрате сантиметров 35-40 шириной, дальше шли ступеньки, иначе не выберешься, ведь лестницы у меня не было. Но даже при таком частичном раскопе всё равно должны были попасться останки, будь они здесь. Увы! В чём же дело?

Размышляя над этим, я пришёл к выводу, что, по-видимому, их, бедолаг, перезахоронили, и давно, грунт успел слежаться. Столбики были не потревожены, потому что изъятию останков они не мешали. Кроме того, они являлись напоминанием о месте первичного захоронения. И так ведь принято – на месте гибели ставить памятные знаки. Вот их и оставили.

Расспросы населения, пожилой его категории, на эту тему ничего конкретного не дали. Да, сносили останки в братские могилы. Один человек, участвовавший в перезахоронениях вскоре после войны, ещё жив. Поговорил с ним. Он был школьником, когда их посылали рыть братские могилы. Очень много приносили останков. Погибших в каком-нибудь одном месте было до ста человек и больше. Двоих с 33 км? Нет, он не помнит. Они работали в депо? А кто с ними работал, назовите фамилии. Не знаете? А впрочем, никого из них уже нет, все умерли…

Ещё до поездки на вскрытие могил мне было сообщено, что списки по братским могилам, имеющимся в Ахтубинске и В.Баскунчаке, неполные, Шерстюка М.А. и Гончарова А.А. в них нет. Зато на поселковом кладбище В.Баскунчака есть единственная в своём роде могила с надписью на обелиске «Неизвестному железнодорожнику». Вроде как Неизвестному солдату у Кремлёвской стены. Не здесь ли лежит мой брат? Куда мне принести цветы, куда доставить землицы с родины?..

К итогам ушедшего года следует добавить ещё вот что, очень важное. Нашёлся-таки в архивах документ, где зафиксирована дата гибели. А ведь я её не знал. Знал, что оба погибли осенью 1942, и не более. И вот из архива Астраханского отделения Приволжской ж.д. пришла выписка из кадрового учёта по вагонному депо В.Баскунчака: поездной вагонный мастер Гончаров Антон Антонович, 1901 г.р., погиб 30.10.1942. На моего брата ничего подобного не нашлось. Не нашлось потому, что служили они в разных подразделениях, а на кондукторский резерв, в котором служил мой брат, архив не сохранился. Но погибли-то они от одной бомбы. Значит, и дата гибели моего брата теперь известна.

Замечу ещё, что установлено отчество Гончарова. До этого из документов мы знали: Гончаров Антон Ан. Это «Ан.» расшифровывать можно было по-разному. Кроме того, выяснилось, что Антон Гончаров встал на учёт в вагонном депо ст. В.Баскунчак в ноябре 1941. А значит, прибыл не вместе с моим братом. Моего Мишу могли командировать не раньше, чем началось и закончилось контрнаступление наших войск под Москвой. Оно началось в декабре. А в ноябре 1941 сюда, в В.Баскунчак, уже направляли кадры из других районов страны, ведь здесь в спешном порядке поздней осенью 41-го строили ж.д. ветку от Ахтубы (Владимировки) к Сталинграду, стратегическое командование знало, где будет следующая битва и что снабжать нашу армию надо будет с востока. Следовательно, Гончаров прибыл не с Унечи или Брянска, откуда железнодорожников эвакуировали в августе 1941 под Москву, нет, его, может быть, прислали из восточных районов страны, даже из Сибири. Установить это можно было бы по документам партийного учёта, появись они в Сети, ведь Гончаров был партийным.

Ну и ещё из результатов 2014 года. О Мише весной 2014 был снят документально-художественный фильм «Один из миллионов», имеется на ютубе, ссылка: http://youtu.be/CJsmdnkfkWk В этом фильме я принимал участие в съёмках. Кроме того, в сцене 1941 года меня «играл» муляж (я был тогда грудным), а в сцене 1943 года – мальчик Витя Поздняков.

В литературном журнале «Северо-Муйские огни» №4(46), 2014, напечатано моё эссе о Мише.

Ещё из итогов. Известно, что в Унече, на мемориале вагонного депо, при поддержке главы городской администрации Постоялко А.В., в 2013 г., к 70-летию освобождения Брянщины, появилась фамилия моего брата. Теперь обе фамилии, моего брата и Гончарова А.А., должны появиться в 2015 г., к 70-летию Победы, на памятной доске на вокзале в В.Баскунчаке.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить всех участников поиска, шедшего в значительной мере через сайт «Унеча. Взгляд из Южно-Сахалинска», особенно лично Обыночного Александра Алексеевича, убедившего меня попробовать продолжить многолетний поиск путём открытия текущей темы на страницах данного Интернет-ресурса, и Панченко Игоря, инженера-связиста из Санкт-Петербурга (Пан Бывалый), оба – мои земляки, а также Илону Семенко (Семилону) и Ирину Буштак. Вне этого сайта неоценимую помощь мне оказали многие, но в первую очередь отмечу с благодарностью наших земляков брянских историков Чеплянскую Е.А. и Ющенко Н.Е. В Москве отмечу режиссёра телевидения Любовину Е.В., специалиста архива ФАЖТ Безногова П.В., в Курске – историка Манжосова А.Н., в г. Волжском – историка Опалева М.Н., в Ахтубинске – зав. орг. отделом городской администрации Чехлову И.И., в В.Баскунчаке – зав. музеем локомотивного депо Туркову Н.Л., Шилихина О., в Н.Баскунчаке – зав. складом ГСМ на соляном промысле Кучеренко Е.А. Всем им низкий поклон.





Страницы: << Prev 1 2 3 4 5  ...... 24 25 26 27  ответить новая тема
Раздел: 
Земля наших предков (Полесье в междуречье Десны и Сожа) / Вахта памяти / Шерстюк Михаил 33-й км

KXK.RU